Герои Озерного Края (ГКН-9)

Книга закончена.
Приобрести полную версию книги (ГКР-1) в электронном варианте можно в авторском магазине вот здесь

ГКР-1

Часть первая.

Новые земли.

Пролог.

Они ждали меня на вершине высокого холма залитого предзакатным солнцем.

Подсвеченные солнечным светом фигуры казались вырезанными из черной бумаги силуэтами, ожившими в этом волшебном мире и радостно машущими мне руками.

– А мы матрас заре-е-езали! – с удивительно сильной радостью вопила подпрыгивающая юная девчонка, моя цифровая дочь и будущая богиня по совместительству.

Хотя еще большой вопрос, станет ли она в будущем богиней. Но мы уж постараемся ей помочь в нелегком восхождении на олимп.

Рядом стоит Кирея Защитница, опирающаяся локтем о край глубоко вбитого в землю толстого ростового щита. Светлый паладин, защитница слабых, настоящий бронированный Робин Гуд. По другую сторону от Роски высится длинная и тощая фигура, похожая на деревянного неуклюжего паяца, с его ломанными и странными движениями. Еще один персонаж с крайне обманчивым внешним видом. Выглядит безобидным и смешным, но как по мне, лучше иметь во врагах весь клан Неспящих, чем одного лысого эльфа, тянущего слова и живущего лишь по своим законам.

– Чего вы там застряли? – крикнул я, начиная подъем по заросшему густой и мягкой травой склону. – Почему не куролесите и не бедокурите? И где все остальные?

– Тебя ждем! – ответила мне Кирея Защитница. – Первооткрывателя знаменитого… тебя уже уволили?

– Думаю, что да, – фыркнул я ответ. – Уволен с выходным пособием! Работа на Неспящих завершена.

– И слава Богу! – припечатала Кирея. – Лучше уж безработным, чем постоянно на них работать.

– Мой папа безрабо-о-отный! – с еще большим восторгом завопила дочь, пляшущая посреди крутящихся в воздухе белоснежных перьев. – Мой папа безрабо-о-отный!

– Ну-у-у? – с великим ожиданием протянул эльф, с хрустом разминая длинные пальцы и плечи. – Ну-у-у?!

– До заката надо успеть найти себе на головы парочку отвязных приключений, – закивал я, пребывая чуть ли в не большем ожидании. – Обязательно!

– Да!

– Да!

– Да! – поддержал меня хор голосов.

– Уф! – не остался в стороне огромный черно-белый волк, ткнувшийся мордой мне в живот.

– А где все? – поинтересовался я, оглядывая занятый нами холм.

– Кэлен и Крея можно не ждать, – сразу предупредила Кира. – Она следует за Черной Баронессой, а Крей следует за Кэлен. И так будет до тех пор, пока эти новости самые горячие.

– А Док?

– Медицина зде-е-есь! – донесся снизу крик, и доктор приступил к подъему, опираясь на длинный посох, с обвившей его живой змеей.

– И Бом?

– Во-о-о-н там, – показала Кирея. – Срубил два дерева и собирает фрукты. Махал нам раз пять. Но сначала они охотились на капитанский матрас. А это звери чуткие, им пришлось красться в траве, затем прыгать с разных сторон, хватать и колоть… едва не упустили зверя. Потом подошла я и помогла добить – оказалось, что хитрый матрас еще жив и пытается улететь. Теперь ты пришел.

– Вижу, – согласился я, глядя на останки несчастного матраса, злодейски убитого в самом расцвете сил. – После славной охоты надо перекусить. Я разожгу костер. Роска, поможешь папе с дровами?

– Уже несу!

– Заодно соберемся с мыслями и определимся с направлением, – продолжил я, направляя руку к толстой сухой ветви, лежащей на земле. – И начнем действовать. Кир, насколько сильно ты привязана к родному клану Альбатросов? Такой вот внезапный вопрос.

– Ого… ты все же решился? – правильно угадала она подоплеку моих выпытываний.

– Да. Думаю, хватит нам работать на разных богатых махараджей и арабских шейхов. Пора заняться строительством собственной великой башни, как бы пафосно это не звучало. Пришло время создать наш собственный клан. Хаотичный, ленивый, не слишком профессиональный, но свой и родной.

– И для Роски нужна твердая опора, которой мы можем всецело доверять, – согласилась Кира.

– А клану понадобится безумный мозг, опаленный бешеным весельем и не содержащий в себе таких вредных примесей, как скука и упорядоченность, – взглянул я на эльфа. – А скучно точно не будет!

– О-о-о… – с надеждой протянул Орбит. – Да. Я – да. Кла-а-ан – начаа-а-ло. Многого-о-о…

– Но скажу сразу, – приблизился я к Орбиту вплотную и понизил голову. – Очень может быть, что дела нашего будущего клана заставят нас спуститься очень глубоко. Например, прямо в ад – божественный ад Тантариалл.

– Вот это ты начал, Рос, – фыркнула Кирея Защитница. – Обычно лидеры так и начинают – с обещаний лакомых. Но не настолько же крутых…

– Просто чувствую, – качнул я головой. – Просто чувствую.

– Я тоже за! – бешеный гортанный рев обладал такой силой, что аж пошатнул и меня. и растущий рядом кустарник. На землю полетел жидкий дождь лепестков. – Босс! Ну ты даешь! Во время плавания была уйма времени, чтобы все обсудить заранее! А ты дождался именно того момента, когда на болтовню вот вообще времени ноль! Но я за клан! А чего ты так вдруг внезапно? Озарило после купания?

– Озарило после сведений, полученных от Баронессы, – ответил я. – Примите-ка от меня несколько скриншотов, друзья. И ознакомьтесь. Док, а ты что скажешь?

– Я в деле! Давно уже мечтал об этом! А как назовем клан?

– А шут его знает. Назовем и все тут.

– Появились новые опции, – добавил Бом. – Новые типы кланов и все такое. Сообщили мне тут.

– Интересно. С выбором ошибиться нельзя. Примите файлы. И почитайте их пару минут в тишине.

Я сбросил друзьям информацию про первый клан Зар’граада и про так называемый временный лагерь, для которого я могу выбрать место, и куда прибудет первая фракция со старого материка.

– Читайте и слушайте, – продолжил я, «раздав» документы. – Я планирую сделать следующее: отправиться в плавание вдоль побережья. И причем сделать все так, чтобы наше отбытие никто не засек и не смог за нами проследить. Там, в выбранном нами месте, я организую лагерь. И у нас разом появится миллион забот. Мы продохнуть не сможем некоторое время. И в реал не выйти. Будем помогать с каждым заданием, которое сможем осилить. Когда поймем, что вскоре место будет рассекречено, проявим дружелюбность и позовем Неспящих. Но они не будут первыми. Возможно впервые за долгое время Неспящие не будут первыми. Они будут вторыми – прямо за нами.

– Да-а-а! – на мое плечо легла худая эльфийская ладонь. – Да-а-а! Это интере-е-есно!

– Классный план, босс! – отрубил Бом.

– Супер!

– А сможем ли остаться незамеченными? – с огромным сомнением спросила Кира, забирая у подбежавшей Роски дрова и бросая их в огонь. – Док, у тебя ведь всегда котелок с собой?

– И у меня, – прогудел Бом, доставая из своего знаменитого черного мешка огромный двухведерный котел. – Нам надо будет многое взять с собой, чтобы провернуть эту авантюру. Понадобится уйма уже готовых материалов, если верить документам. Мы не сможем нарубить, напилить и высушить несколько тонн строевой древесины. Не нашими силами. Нужны уже готовые запасы. Иначе дело встанет, и мы опозоримся.

– Верно. Поэтому и предлагаю провести сейчас мозговой штурм, заодно приготовим еды и поужинаем.

– Темнота на нашей стороне, – заметила Кирея. Док согласно закивал, глядя на синее небо.

– Орб, ты знаешь способ, чтобы нас не засекли? И предлагаю взять катамаран! – добавил я. – Перед тем как мы ушли с Кольца Мира, я успел купить и прокачать немного заклинание магического водного двигателя. Там мудреное название, но не суть важно. Я смогу помогать парусам, маны у меня столько, что крышу рвет от ее количества! А девать некуда. Запас маны начнет уменьшаться довольно скоро, но пока я богат энергией.

– Это хорошо! – встрепенулась Кирея. – Сможешь залить пару пустых артов защиты, что я подобрала после проходки ВОС. А они нам понадобятся – уверена, что придется оборонять временный лагерь. Рос, это очень сложно. Настоящая авантюра. Мы можем не справиться. Сколько нас? Всего ничего.

– Риск того стоит, – пожал я плечами. – В любом случае потом позовем на помощь тех же Неспящих. Но первые задания должны выполнить мы!

– Это будет интере-е-еесно, – ухмыльнулся Орбит. – Мы уйде-е-ем незаметно! Я сде-е-елаю!

– Я постараюсь раздобыть большой катамаран, – добавил я. – К побережью сумели дойти несколько из купленных Неспами. Вряд ли за них будут держаться слишком сильно. Но придется проверить их на наличие следящих меток. С меня же часть припасов – съестное и прочее.

– Я возьму на себя защиту, – подняла руку Кирея. – И лагеря и катамарана. Роска и Тиран мне с этим помогут. Рос, не забудь, что Орбит наверняка потащит с собой Колывана.

– О да-а-а!

– Катамаран нужен большой, – подытожил я. – Ок.

– Медицина на мне! – молвил Док. – Запастись сумею.

– С меня материалы, – вздохнул тяжко Бом. – Придется воспользоваться связями. Плюс знаю одну узкую лазейку, через которую смогу вытащить кое-что для наших нужд. Кэлен и Крей?

– Они прибудут уже вместе с Неспящими, – развел я руками. – До часа Х никто не должен знать наше местонахождение. Иначе из самостоятельных активных личностей мы вновь превратимся в жирных младенцев, не могущих и шага ступить без чьего-то разрешения. Ну что, орлы и орлицы? Пираты и пиратки? Мы готовы к почти наверняка обреченной на провал миссии?

– Да-а-а-а-а!

– Отлично! Тогда ради нашего будущего клана предлагаю всем сразу после ужина заняться воровством, обманом и грабежом!

– Да-а-а-а-а-а!

– Роска, доча, а ты будешь хорошей девочкой и ничего плохого делать не станешь!

– Не-е-е-е-ет! Это нечестно! Мои руки уже в крови невинных, папа – ты посмотри, как жестоко я зарезала матрас!

– Нет уж! Не обсуждается!

– Можно я украду хоть что-то?

– Нет я сказал!

– Босс, да пусть ворует! Она же для дела!

– Бом!

– И я буду рыбачить! Все время!

– Вот это другое дело! А теперь давайте варить ужин. А то нам уже скоро на грабеж…

 

Глава вторая.

Одинокий заплыв. Трудности прибрежных мореходов. Основание и созидание.

«Внимание! Плавательное средство Грозный Писк перегружено! Затраты маны на поддержание движения и выбранной скорости утроены!».

«Внимание! Плавательное средство Грозный Писк перегружено! Затраты маны на поддержание движения и выбранной скорости утроены!».

– Ыхты-пыхты! – зло пробухтел я, сидя у крохотного и в чем-то смешного штурвала.

– Как-как? – с живым любопытством поинтересовалась Роска, сидящая в шаге от меня и уткнувшаяся взором в пляшущий на кильватерной струе поплавок.

– Фольклорное выражение, милая, – успокоил я. – Просто фольклорное выражение.

– Уже пятый раз фольклорное выражение, – заметила дочь. – Папа так любит фольклор?

– Ну….

– Клюет!

Какая-то жадная и глупая рыба соблазнилась приманкой и клюнула, тем самым даровав мне спасение от расспросов неугомонной юной пиратки божественных кровей.

«Внимание! Плавательное средство Грозный Писк опасно перегружено! Затраты маны на поддержание движения и выбранной скорости учетверены!».

– Бом! Ну так же нельзя! – уже в голос рявкнул я, с ужасом глядя, как облаченный лишь в длинные шорты мускулистый зеленый детина втаскивает на борт какой-то немалых размеров обломок корабля.

Обломок одного из первых судов, что был разбит или уничтожен пеленой янтарной стены, окружавшей материк. Нам поминутно встречались плавающие на воде бочки и бочонки, доски и бревна, обломки палуб и куски мачт. И самоназначенный каптермейстер Бом не мог просто смотреть, как мимо нас дрейфует куча ценных вещей. И он тащил все на борт. Мы отчалили уже перегруженными, теперь же несчастное «плавучее средство» трещало и грозило развалиться прямо под нами.

Грозный Писк – название явно взятое не с потолка. Большой парусный катамаран, с прочной сеткой натянутой между корпусами. В каждом из корпусов имеется трюм и двухместная каюта. Высокая мачта легко выдерживает груз парусов, само судно ухожено, и на нем почти ни царапинки. Грозный Писк умудрился не побывать ни в одном бою, сначала служа быстроходным курьером, доставляющим небольшие, но ценные грузы между кораблями армады, а затем тащил за собой плоты с игроками, лишившимися места. Едва Писк подошел к берегу, как вся его команда попросту телепортировалась, воспользовавшись помощью артефакта, дарующего возможность локального прыжка. Время решало все. Игроки рвались на материк. Катамаран остался дрейфовать на волнах, что медленно влекли его прямо на прибрежные рифы. Мы успели вовремя и спасли верное суденышко от бесславной гибели. И посчитали, что, учитывая факт спасения и то, что судно было теоретически бесхозным, мы имеем полное право считать его нашей собственностью. Хозяйственный и явно бывалый Бом предложил перекрасить катамаран, сменить цвет парусов и название, но остальные воспротивились – красно-желтый яркий окрас и смешное название всем пришлись по душе.

Одно плохо – это не грузовой корабль. А мы несчастное судно перегрузили до невозможности, оно просело в воду так, что натянутая между корпусами сетка касалась воды. Если бы не моя новая магия второго ранга, то даже при попутном ветре Писк не сумел бы двигаться так быстро и при этом еще и слушаться руля. Но летучим сорванцом, пляшущим на волнах, он больше не был. Это грузная калоша с запозданием откликающаяся на движения руля. Поэтому я пребывал в постоянном напряжении. А Бом и не думал щадить мои нервы при полном попустительстве остальных членов команды и пассажиров.

Кирея читала рыболовный справочник, поглядывая при этом на плавающую в ведре алую рыбешку и пыталась определить ее вид. Смешно. Справочник со старого материка, а рыба выловлена на новом. Впрочем, никто не говорил, что флора и фауна будут различны полностью. Обычнейшие елки и сосны росли здесь повсюду. И мало чем отличались от многократно виденных на старой земле.

Ночь выдалась лунная, светлая. В другое время я бы порадовался. Но сейчас восторгом не страдал, поглядывая на огромную луну со злостью и желая ей поскорее скрыться за облаком.

«Внимание! Плавательное средство Грозный Писк опасно перегружено! Затраты маны на поддержание движения и выбранной скорости учетверены!».

Как хорошо, что объемы моей маны своей невероятной солидностью ужасают меня самого! Можно не бояться, что в самый нужный момент закончится «бензин». Плюс у меня с собой несколько особых склянок, гарантирующих восстановление энергии.

Дурное дело всегда легко начинается. Сегодня я убедился в этом еще раз, когда мы приступили к осуществлению задуманной авантюры.

«Похищение» катамарана прошло успешно, равно как и доставка его к первой точке. Там Бом и Кирея перетащили на борт немалое количество ящиков, тюков и досок. Я побоялся спросить, откуда полуорк их достал. Но вряд ли он их купил… Следом прибежал Док, едва таща на себе запасы целительной алхимии. Последним явился Орбит, за которым топал тяжело пыхтящий Колыван, тащащий за собой большой бальсовый плот. На нем – на плоту – мамонт сейчас и плыл, тюкая по одному из бревен странным фруктом, напоминающим кокос, но с куда более прочной оболочкой. Мерный стук кокоса успокаивал – не требовалось оборачиваться и проверять. Раз стук есть – значит, мамонт в порядке. Вот когда кокосом стучать перестанут – время нервничать.

И благодаря же Орбиту мы сейчас были невидимыми. И все из-за мелодично пиликающего сверчка, сидящего в крохотной золотой клетке, подвешенной к гвоздю, вбитому в мачту. Я понятия не имел, что это за сверчок такой! Равно как и не ощущал некоего облака невидимости, что якобы нас окутало и надежно укрыло от чужих глаз. И я не удивлюсь, если эльф потом заявит, что это лишь веселая шутка. Впрочем, Роска упомянула, что ощущает в сверчке некую божественную силу. Ее слова прорастили в моей душе ростки доверия. И поэтому я не выбросил эльфа за борт вместе со сверчком.

С трудом преодолевающий волну за волной Грозный Писк полз вдоль ночного побережья, уходя все дальше и дальше. Волны с шипящим плеском налетали на катамаран, бормоча свои невнятные угрозы и грозя нам солеными брызгами. Тускло светящие фонари покачивались над нашими головами, освещая груды груза. Нас сопровождал нудный стук заморского кокоса и аккомпанирующее ему пиликанье божественного сверчка. Мы упорно двигались к своей пока неведомой и неизвестно где расположенной цели. Одно известно точно – остановимся мы только с рассветом и никак не раньше.

Но перед этим, когда только-только посереет горизонт, мы отправим вперед изумрудного стрижа, что стрелой полетит вперед и будет мчаться так целых двадцать две минуты и двадцать две секунды, после чего уронит из клюва крохотную жемчужину. И едва та коснется воды, как сработает мощный грузовой телепорт, что перенесет катамаран и плот к упавшей в воду жемчужине. Стрижи летают очень быстро. Двадцать две минуты – за это время будет преодолена немалая дистанция. Орбиту удалось найти лишь один такой телепорт. Но и это немало. И это же позволит нам отойти от места первой высадки чужеземцев как можно дальше.

Место первой высадки чужеземцев.

Вернее – чужеземки.

А если уж совсем точно – Черной Баронессы.

Цыганка полукровка сумела осуществить свою мечту. Она первой ступила на заповедную землю Зар’граада. И никто до сих пор не узнал, какое именно достижение она получила. Но картина уже появилась – как говорят вести долетевшие со старого континента.

– Она умеет добиваться своего, – тихо покачал я головой, налегая телом на рулевое весло и заставляя катамаран отойти от торчащей из воды скалы. – Умеет…

 

***

Изумрудная вспышка угасла. Грозный Писк, успешно переживший магический перелет, по инерции с плеском резал волны. Паруса обвисли – полный штиль. И мое заклинание заблаговременно остановлено – я не хотел внезапно налететь на риф сразу после телепортации.

– Папа! Смотри! – Роска указывала на близкий берег.

В этом месте побережье делало крутой изгиб, образовав не слишком большую, но глубокую бухточку. Узкая полоса песочного берега отделяла воду от многовековых суровых деревьев. Множество птичьих гнезд на ветках, небо рябит от пернатых охотников за насекомыми. В воде полно рыбы – ее видно невооруженным взглядом и у поверхности, и у дна. В четверти километра виднеется узкая река, впадающая в океан у самого края бухты.

– Судьба, – удивленно произнес я, пожимая плечами.

– Возможно, – согласился Бом. – Возможно. То есть – здесь?

– Здесь, – кивнул я. – К берегу, пираты! Время разбить лагерь!

Прозвучало громко и властно. Мои слова наверняка вызвали глубокое уважение у всех, кто их услышал. Так, возможно, в свое время командовали первооткрыватели реального мира, когда корабли экспедиции наконец-то бросали якоря после изнурительного путешествия. Но в нашем случае не произошло ничего впечатляющего. Никаких многочисленных шлюпок, прыгающих по волнам, я не стоял гордо на носу и не смотрел сурово вперед.

Нет. Ничего такого.

Катамаран просто прошел еще несколько метров и замер на тихой воде, совсем недалеко от песчаного берега. Не успел я продолжить отдавать приказы, как вся моя команда десантировалась на бальсовый плот с мамонтом и угребла на сушу, помогая себе веслами, шестами, ладонями и хоботами. Вскоре я остался на Грозном Писке в одиночестве, тихо жалуясь себе под нос на судьбу и работая рулевым веслом, заставляя катамаран выйти на мелководье.

Мои действия вызвали любопытство у пары серошерстых белок, оккупировавших нависшую над водой толстую ветку и смотрящих на нас глазами, испускающими красные лазерные лучи, что по очереди упирались в каждого из членов авантюрной экспедиции. Полное впечатление что это прицел крупнокалиберной снайперской винтовки. Интересно, а если у белки вырвать глаз и примастрячить его к луку, будет ли работать прицел? Черт… неужели и у меня появилась страсть к вырванным глазным яблокам?

– Белки! Не стреляйте, белки! – с легким надрывом в голосе, на всякий случай попросил я, мило улыбаясь местным обитателям, сверлящим мою грудь биологическими лазерами.

Лазерные лучи прерывисто мигнули, посветили мне в лоб, а затем сместились в сторону и уперлись в тоненько завизжавшую от ужаса огромную кедровую шишку, рванувшуюся прочь. Но далеко убежать не успела – лучи еще два раза мигнули, и кедровая шишка разлетелась на куски с негромким хлопком взрыва. Орешки застучали по веткам, картечью прошлись по листве, стучащим дождем посыпались вниз. Следом спустились и белки, погасившие лучи смерти и принявшиеся за мирную вегетарианскую трапезу… хотя шишка-то могла визжать и бегать, поэтому затруднительно решить, куда ее отнести – к флоре или фауне. Так может сейчас белки не орешками кедровыми лакомятся, а селезенку хрупают…

– Интересные здесь места, – заключил я.

– О да-а, – протянула Кирея, закрывающая голову мощным стальным шлемом. На меня взглянула Т-образная смотровая щель. – Места здесь интере-есные… Если здесь такие белки… то какие же здесь медведи?

 – Боюсь вскоре мы столкнемся и с медведями, и с теми, кто их лопает на завтрак, – без особой мрачности заметил я, указывая рукой на медленно заваливающуюся гигантскую лиственницу, расположенную от нас метрах в двухстах. – И с теми, кто здоровенные деревья валит одним ударом.

– Игроков здесь пока быть не может. Рано еще. Но у нас сутки в запасе до сих появления. Может меньше. Вряд ли больше. Территории гигантские, но дальние полеты и марш-броски в случайном направлении еще никто не отменял. Опять же побережье и наличие удобной бухты… так что мы можем рассчитывать на остаток сегодняшнего дня, на утро и, может, часть послеполуденного времени…

– Значит спать в реал мы не пойдем, – пожал я плечами, снова не испытывая ни малейшей мрачности.

Напротив – чувствовал себя пташкой, смывшейся из золоченой клетки. В клетке у меня остался запас вкусной еды и обильное питье, я потерял безопасность, но заодно вместе с ними я оставил позади чрезмерно заботливых хозяев, умело притворяющихся верными друзьями. Можно ли винить в этом Неспящих? Нет. Они не скрывают своего девиза – все ради клана. Но я жажду отдохнуть от назойливой заботы и постоянного хищного любопытства.

– Предлагаю подготовку площадки для будущего лагеря возложить на меня и Кирею – прогудел Бом, выглядевший сейчас крайне для меня непривычно.

Дело в том, что обычно я разговаривал не с самим полуорком, а с его зеленой задницей, по обыкновению торчащей из травы, в то время как ее хозяин что-нибудь собирал с земли. В лучшем случае я беседовал с напряженной спиной Бома, в то время как его одухотворенное жаждой наживы лицо было обращено на крону усыпанного плодами дерева, на кучу земли с поблескивающими вкраплениями, на прогуливающегося вдали жирного кабана… одним словом, он всегда смотрел куда-то еще, но только не на меня. Сейчас же полуорк был торжественен, спокоен, стоял ровно на месте, руки заложил за спину, и с явным опытом и знанием дела оглядывался по сторонам и что-то уже про себя прикидывал.

– Площадку возьмем квадратную. Вон те двадцать три дерева снесем к чертям. Этим займусь я. Кирея разберется с белками. Не нравятся мне эти лазерные шишко-взрыватели… Док проследит за мной и Кирой с расстояния. Орбит… ну, они с Роской уже мастерят что-то… похоже на раколовку…

– Полагаюсь на тебя, – коротко ответил я и, не выдержав, добавил. – А мне что делать?

– А ты глава. Вот и главенствуй… в сторонке где-нибудь, чтобы я тебя елкой не зашиб случайно.

– И снова угрозы, – вздохнул я. – Ладно. Пойду соберусь с мыслями вон на том пригорке. Подальше от белок. А то эти серые заразы могут меня спутать с шишкой кедровой и взорвать.

– Тебя вряд ли спутают, – рассмеялась Кирея. – А вот окажись здесь чуланный вхан… ему не позавидуешь…

– И не говори, – отозвался я, припомнив внешний вид упомянутого Кирой создания. – Им сразу каюк придет.

– И вон тот пригорок – тоже к чертям. Планировка должна быть простой и лаконичной. И к чуланному вхану все хитросплетения. Прямые перекрестки, короткие и широкие проходы между шатрами и постройками. Четыре сторожевых вышки – на ближайшее будущее. Частокол обязателен. Пока обойдемся магией. Черт… – ревел медведем полуорк, доставший из мешка двуручный и опасно поблескивающий топор. – Рабочих рук маловато! Колыван! Иди сюда! Будешь пахать как слоны в Индии! Я тебе устрою облысение от натуги! Готовься оттаскивать бревна!

Мамонт отозвался горестным стоном, с надеждой поглядывая на своего лысого хозяина. Тот был занят. Вместе с Роской они сооружали самую настоящую клетку, уже успев привязать ее к длинной веревке. Им обычной рыбы не хватает? Раков зарграадских решили наловить? Впрочем… у нас собой есть бочонок пива, погруженный в магический стазис. Пиво свежее. Под раки пойдет отлично.

– Раков нужно не меньше двух ведер! – заметил я вслух, и дочь понятливо кивнула.

– Раки? – почему-то удивился Орбит. – Какие раки?!

– Уже никакие, – буркнул я. – И про клетку не спрашиваю!

– Босс! Воткни в тот пригорок стреломет на шесте!

– Ок. Если утащить смогу.

– Он легкий. А нам временная защита не помешает.

– Тогда установлю три штуки. И брошу семена древесных стражей. Их как часто бросать?

– Через каждые четыре шага, Рос! – крикнула Кирея, выглядевшая стальной статуей. – И не забудь полить их из золотой лейки!

– Помню.

Семена древесных стражей – невероятно дорогая штука. Просто невероятно дорогая. Их нигде нельзя найти самостоятельно. Можно получить только из рук ближайших советников эльфийского короля или его самого. Элитные существа, прикованные к одному месту, но от этого не ставшие менее смертоносными. Почти идеальная защита для таких мест, как лагерь в неизведанной местности, особенно когда число солдат ограничено, а тварей вокруг много. Но цена… то же самое что закапывать мешки золота в землю – через каждые четыре шага. Хорошо, что мы их сперли… ну, не я сам. Хитро улыбающийся эльф притащил… и вряд ли ему их подарили.

Вонзив достаточно длинный и крепкий шест в вершину холма, я установил последний стреломет из трех и облегченно вытер со лба воображаемый пот. Надо же создавать видимость тяжелой работы – иначе Бом и меня припряжет на вырубку деревьев.

Настала очередь семян древесных стражей и, нащупав взглядом указанный полуорком край одной из сторон площадки для будущего лагеря, я направился туда, доставая из сумки мешочек и золотую лейку. Процесс прост до примитивности, не требуется даже читать столь любимых эльфами заклинаний, долгих и крайне непростых для произношения. Эти их вечные завывания под пышными пологами вековых лесов! Ав Аллора Мукаса Дуоллла! Аруна! Дуоелетос! Для истинных любителей достоверных ролевых игр. Я нравом попроще. Мне нравится заниматься зелеными насаждениями в благословенной тишине…

«Рос! Привет! А ты где?».

Поглядев на столь мирное сообщение от Черной Баронессы, я лишь вздохнул и направил теплый дождик из золотой лейки на ворочающееся в неглубокой лунке семечко. Незаметно пролетели несколько минут, заполненные мирным созидательным трудом. Нового сообщения не последовало – пока что – но пробный выстрел сделан. И раз я не отвечаю – значит дело нечисто. Ведь я в Вальдире. И на связь со мной не лихо болотное вышло, а глава легендарного клана Неспящих.

По всем законам жанра мне сейчас следовало начать отвлекающие маневры. Написать пытливой цыганке нейтрально-восторженное сообщение вроде:

«Я везде! Здесь супер-р-р-р! Отпишусь позже – дико занят сейчас!».

И это даже враньем не будет. Я на самом деле «везде» – то бишь шастаю где попало. Я дико занят. И здесь и впрямь супер-р-р – даже моя многоопытная душа прожженного игрока-фанатика невольно трепещет и замирает от суровых красот Зарграада и от ожидания чего-то особенного, возможно скрывающегося вон за той толстенной лиственницей.

Но я не хотел играть в слова и предложения с ЧБ. Этой венгерской цыганке дай только шанс – и она сначала вцепится в тебя самым кончиком коготка, а затем вонзит в тебя и когти и клыки, поймает тебя своей невероятной цепкой хваткой и все – пиши пропало. Ты станешь частью однородной воинственной массы с названием НЕСПЯЩИЕ. Единый организм и единый разум. Со мной это и случилось. Под конец Великого Похода – как хорошо, что он завершился, до сих пор ручки от радости трясутся – я ощущал себя не индивидуумом, а просто особой ложноножкой в навигаторской фуражке. А ведь начиналось все с того, что я просто кувыркнулся за борт подвешенного над фонтаном огромного рекламного корабля, являющегося большущей и коварной ловушкой для одного наивного тупня.

Кстати – тот корабль добрался до финиша. Я видел его, когда мы «спасали» катамаран Грозный Писк. Корабль стоял на якорной стоянке и выглядел бледной тенью роскошного себя прежнего. Но Весельчак хотя бы уцелел… другим так не повезло. И еще на его мачте развевался ало-золотой огромный флаг, говорящий, что корабль настолько сильно отличился в морских баталиях, что его наградили особым знаком.

ЧБ не дождалась от меня ответа. Но пока молчала. Однако уверен – она уже пересчитала мою гоп-компанию по головам и поняла, что из разношерстной волчьей стаи уже пропало несколько ее членов. Нет Орбита, Киреи, Дока, Бома, Роски и меня. Это сигнал красной тревоги. Баронесса не дура, а ее аналитики не зря пряники жуют и розги получают. Их так сочно балуют только за точные выводы. И они уже в один голос заявили – это побег! И никого не волнует, что я ничего больше не должен Неспящим – это они мне должны. Все равно нас будут искать. И первые крылатые патрули уже бороздят зарграадские пространства и смотрят на равнины и леса пытливым фирменным клановым взглядом… Не стоит забывать, что меня могут искать и другие кланы. Я больше не навигатор. Но закладка временного лагеря и доставка сюда «старой фракции» – это важно. А еще мои фирменные прыжки – о которых наверняка говорится в тех закладках информации, что система мне вывесила давным-давно, но я их закрыл, ибо мне не до чтения сейчас.

Полив семена стражей, я бережно убрал лейку в рюкзак – еще пригодится, стражей надо будет снова полить через час. А из другой посудины поливать нельзя – эффект будет, но стражи вырастут ослабленные. К впадающей в океан речке не пойду. Опасно здесь… воспользуюсь водой, привезенной с собой, – если Колыван все не выдул.

А пока можно коротко оглядеться. И подумать о плане действий на следующие несколько часов. Это самое критичное время. Скоро настанет ночь. Стена леса вокруг становится все мрачнее и страшнее. Оттуда вскоре может нагрянуть нечто такое ужасное, что все кошмары древнего леса Темный Край, расположенного на старом континенте, покажутся просто детскими шалостями. Мы не знаем, чего ждать. И поэтому ожидать следует худшего.

Расправившаяся с серыми белками Кирея добивала нечастные кедровые шишки. И при этом пристально смотрела по сторонам – Беда выискивала те точки, где рождаются в респауне местные обитатели. Нам же ни к чему, чтобы те же белки появлялись прямо внутри лагеря? Стало быть, границы следует подогнать так, чтобы на выбранной нами площадке не «рождалось» никакой живности. В том числе и шишек нам не надо – пусть они и безобидны, вроде как, но они могут привлечь сюда белок. А белки привлекут других потенциальных хищников – тех же медведей. Посему пусть вся живность рождается за пределами будущего лагеря.

Лучше предусмотреть даже мелочи. Я понимал, что так называемая «старая фракция» явится сюда не с пустыми руками. У них будут средства защиты – и возможно еще невиданные до этого. Потому как это очень большое событие и администрация игры не позволит, чтобы по прихоти упершегося в неведомые дали бывшего великого навигатора все прибывшие сюда волшебники, мудрецы, политики, священники и опытные воины были попросту сожраны медведями. Или белками… такого не случится. Из важных гостей некоторые будут дублировать друг друга, поэтому смерть одного или двух из них вполне возможна и мало на что повлияет – их функции на себя возьмут другие. Но чтобы была уничтожена какими-то белками вся делегация со старого континента и только из-за того, что поблизости нет надежной армии игроков… этого не допустят.

Старая фракция сможет постоять за себя.

Но! Всегда есть хотя бы одно «но». Сюда пошлют очень могучих воинов и магов, но даже они не бессмертны. И чтобы не устраивать здесь боевик с незамысловатым сюжетом «триста героев со старого континента против всего Зар’граада», те же Бессмертные, когда поймут, что некий Росгард снова выдрючивается, попросту сдадут наше местоположение любому из ближайших кланов. Чтобы ребятки нагрянули как раз в нужный момент и спасли несчастных от лютой смерти. После чего Росгарда и его компанию, как явно не оправдавших надежды высших сил, тихо и мирно отстранят от дел. Или предложат заняться теми же белками… – ведь не зря же, мол, серые шастают вокруг. Может хотят что-то сказать? Так изучите же беличий помет – вдруг это хитро замаскированное и пахучее мудрое послание беличьего древнего народа?

Чтобы этого не случилось, и чтобы не становиться вынужденным специалистом по беличьим отходам, надо не допустить хотя бы больших ошибок. И тем самым выгадать себе достаточно времени, дабы успеть хапнуть несколько самых важных заданий, часть из них выполнить, после чего взять еще больше поручений. И потом пусть прибывают другие игроки – это уже не будет столь катастрофично для моего первого в жизни столь большого плана не лишенного некой дерзости.

ЧБ пока молчит. Но вскоре она попробует вновь. И обязательно постучит в приват к моим спутникам. И сразу поймет, что Рос снова выдрючивается…

Черт! Прицепилось слово! Все время думаю про белок и про выдрючивание…

Со вздохом, я наполнил вновь вытащенную лейку теплой водой и принялся поливать уже пустившие первые ростки семена древесных стражей. Растут убийцы будущие… вон как хищно землю ковыряют.

– Местность очищена! – оповестил Бом о своем немалом достижении. – Даже пни вырвал!

– Монстров уничтожила, точки респауна засекла и отметила, – доложила и Кирея.

– Водяной призрачный страж Клетка-Ненасытка готова, ей-ей, торнадо нам за пазуху! – звонко отчиталась приплясывающая Роска. Рядом с ней, держа в руках уходящую в воду и подозрительно светящуюся веревку, стоял довольно лыбящийся эльф.

Так… это не раки…

– Частично проверил флору, – прохрипел невероятно посиневший Док. – Грибы с черной шляпкой лучше не есть!

– Разбивай лагерь, босс! – громыхнул полуорк. – Чего тянуть? Пока вокруг тихо и ночь не настала. Светильники я приготовил. Если прибывшие светом не озаботятся, – я сам здесь все так иллюминирую, что им придется солнечные очки даже во сне не снимать. Но потом каждую волшебную лампочку я им в счет впишу!

– Ладно, – вздохнул я, покоряясь неизбежному и открывая в интерфейсе страницы ранее свернутой информации. – Кашу мы заварили. Пора начинать расхлебывать, вишней мне об загривок и ананасом в лоб. Готовьтесь, орлы и орлицы, я начинаю…

 

Глава третья.

Прибытие.

Яростное пламя рванулось из глубокой трещины в земле и поглотило меня.

Вися в воздухе, паря в десяти метрах над землей, окутанный ярчайшим ревущим огнем, с широко раскинутыми руками, я был путеводным маяком. Вновь из моей груди бил яркий луч, уходящий в бесконечную даль. Но на этот раз луч был не чисто янтарного цвета. Теперь к нему примешались оттенки багрового недоброго огня, оплетшие прозрачный янтарь подобно цепям от кандалов и подчинившими древнюю магию себе.

Магия Великих вперемешку с магией современной, исходящей от могущественных чародеев Гильдии Магов Альгоры. Я вновь указывал путь. Направление. Прямая линия от точки А к точке Б. Никаких зигзагов и остановок в пути. Никакого замедления или ускорения. Все почти мгновенно. Ведь это мощнейший магический переход.

Дабы только начать я потратил пятьдесят тысяч пунктов маны. Пил зелье за зельем, а затем вливал десятитысячные порции маны в начертанную на земле примитивную пентаграмму. Когда рисунок на земле засветился ровным красным светом, я ступил внутрь и, подняв руки, начал вливать ману уже в воздух над головой, где появился такой же рисунок, зеркалящий расположенный ниже. Еще пятьдесят тысяч пунктов маны. Это установило прямую вербальную и визуальную связь со старым континентом. Здравствуй магический телемост!

С той стороны на нас глянуло множество суровых и преисполненных важностью момента лиц – преимущественно бородатых. Но мелькали среди них и утонченные женские лики. Мы зрителей разочаровали – глухая ночь вокруг, мы все в грязи, большой волк чешет задней лапой за ухом, мелькающий на заднем плане мамонт пытается забрать у серошерстой белки последний ананас из наших запасов. А девчонка подросток еще и добавляет такие фразы как: «Ну и сборище, мачтой вам по сокровенному! Самые захудалые и дрянные пираты на моей памяти, вишней об загривок». Так что мы никак не порадовали мудрых старцев и дев.

Но они быстро опомнились, понимая, что не следует обсуждать внешность проводника, способного мигом доставить их к новым землям. Мне передали короткие инструкции и я, можно сказать, не раздумывая вовсе, тут же их применил на деле. Бом напутственно орал: «меньше торжественности, больше дела! Загибай темпоральные линии к северу! И покруче!». Орбит от слов полуорка катался туда-сюда, чем добавлял нервозности ожидающей стороне – их лица тоже «мотались» туда-сюда, с сочувствием наблюдая за агонией лысого дистрофика.

Грянуло…

Аккурат после последней порции маны.

Берег тряхнуло так сильно, что из океана вылетел катамаран и прочертил борозду в прибрежном песке. И я медленно воспарил, с тревогой глядя на пульсирующий в глубокой трещине вулканический огонь. Надеюсь мы тут не Помпеи породили. Белки нам не простят…

Когда злобной гудящей колонне огня надоело терзать тело несчастного экс-навигатора, из моих раскинутых в стороны рук ударили струи огня. И над берегом Зар’граада появился гигантский багровый огненный крест. Жар был такой сильный, что полыхнули ближайшие кусты. Загорелись, но слава Богу не заговорили и ничего нам не поведали – а я уж убоялся.

Бьющий у меня из груди луч стал ярче на несколько мгновений, а затем резко сократился, уподобился натянутому резиновому жгуту, один из концов которого отпустили. Меня что-то ударило в грудь и, взбрыкнув опаленными ножками, я с воплем улетел в ночную темноту, где с шумом и хрустом приземлился прямо у лап удивленной белки, уронившей мне на ушибленную голову тихо стонущие ореховые ядрышки. Все же шишки живые… и меня снова не поймали…

– Свершилось! – торжественный глас заставил меня встать на карачки и развернуться вокруг своей оси. Подняв лик, я узрел высокого и могучего старца в богатой пурпурной мантии, опирающегося на посох и протягивающего мне другую руку. – Росгард! Ты сумел!

– Ну здравствуйте, архимаг Тарниус, – слабо улыбнулся я старому знакомцу, тянясь к его руке. Но тот подхватил с моего рукава одно из кедровых ядрышек, вгляделся в него и, удивленно хмыкнув, произнес: Какая диковина… Чего разлегся, Росгард? Вставай давай и пошли! Дел множество! А ты у белки орехи воруешь во тьме ночной… можно и более достойным образом найти себе пропитание…

С этими словами могущественный чародей удалился.

– Господи, – простонал я, вставая. – За что мне это все?

Стонал я не о себе любимом.

Тарниус. Вот кого сюда послали. И я уверен – архимаг сыграет не последнюю роль в начинающейся драме. Впору заранее ощущать себя виноватым. Я не из тех игроков, кто близок с могущественными личностями мира сего. Я с ними чай не пью и кексы на брудершафт не вкушаю. Но Тарниуса немного знаю. Обладаю лично составленной на него характеристикой.

Могущественный, властный, решительный, категоричный, предпочитает рубить узлы, а не развязывать. В свое время архимаг сразу и без обиняков заявил – безумца Грима надо кончать. Нечего с ним лясы точить и пытаться образумить бешеного оборотня. Убить – и точка! Убей, принеси окровавленную голову, получи награду. Эта искусственная цифровая личность похожа на обнаженный меч, всегда находящий себе дело.

И раз Тарниуса сюда послали, значит, по крайней мере большая и самая могущественная часть «старой фракции» предпочтет любые проблемы решить как можно быстрее и жестче.

И послан он сюда Короной, дабы земли сии изучить и покорить. Любой ценой…

– Еще при первом знакомстве узрел я в тебе нечто особенное, – говорил Тарниус, цепко оглядывая окрестности. – Вот и снова совершил ты великое деяние. Там от чудища злейшего люд простой избавил, а теперь подарок богов преподнес.

– Благодарю от всей души, архмимаг Тарниус, за столь добрые слова… – едва поспевал я за широко шагающим старцем.

Тот меня будто и не слышал:

– Сам король желает видеть тебя, Росгард. Вот указ и приглашение. На шесть персон сия бумага. Завтрашним вечером в королевском дворце Альгоры состоится особый торжественный вечер, на коем монарх оповестит дворянское сословие о грядущих возможностях, о новых землях и товарах, о новых морских путях и многом другом. Там же он хочет чествовать тех героев, что сумели совершить невозможное.

– Ага, – ляпнул я, принимая несколько конвертов из плотной бумаги, украшенных замысловатыми вензелями и гербами. – Надо – будем.

– Возможность вернуться путем магического переноса у тебя есть, – кивнул волшебник, резко останавливаясь. – Не пренебрегай королевским гостеприимством, Росгард! Возможно монарх захочет поручить тебе нечто… особое… я лично рекомендовал тебя как надежнейшего человека.

– Благодарю, – поспешил я снова склонить голову.

Ого… великий архимаг Тарниус лично рекомендовал меня самому королю… есть от чего вскружиться голове.

– Помнится мне, собирал ты некие старые доспехи, что в свое время принадлежали тому бесноватому и кровожадному безумцу… Серебряная Легенда…

– О да…

– Это еще один небольшой повод для тебя не пренебрегать торжественным вечером в королевском дворце.

– Ясно… неужели?

– Там и увидишь. Но подарки короля не бывают заурядными.

– Понял! Завтра вечером буду во дворце!

– И этот вечер для крайне узкого круга лиц, Росгард. Подумай сто раз о том, кого хочешь пригласить с собой. Это не рядовой великосветский прием. За столом окажутся первые лица многих королевств и княжеств. Там соберутся парящие в недосягаемых небесах орлы. Некоторые впервые за долгие годы оставят затворнический образ жизни и покинут свои замки и цитадели ради встречи с призвавшим их королем Альгоры. И потому не стоит брать с собой кого попало.

– И снова благодарю за мудрые уроки.

– Загляни и в Гильдию Магов, – уже не столь жестким тоном добавил Тарниус. – Вручат тебе небольшой благодарственный подарок и от нас. Потом посети Гильдию Картографов – и они будут рады одарить тебя. Ведь ты даровал им возможность описать в картах новые земли…

– Хорошо…

– Что ж… место для будущего лагеря выбрано неплохо. А наши силы здесь хоть малы, но крепки. Как-нибудь справимся с местными опасностями.

– Тоже так думаю, – согласился я, оторопело глядя на «силы малые, но крепкие».

Огненный крест давно исчез, оставив после себя быстро затухающую пелену невероятно мощного телепорта. И через него один за другим проходили боевые десятки. Они шагали друг за другом, спеша прорваться через немыслимо далекое расстояние, разделяющее две суши. Воины, маги, травники, лучники и арбалетчики, и снова тяжелые кирасиры, несущие в руках двуручные топоры. Тихими мышками проскальзывали личности в обычной одежде, несущие за спинами огромные плетеные коробы, набитые до отказа. С их поясов свисали многочисленные инструменты, что сразу выдавали род их деятельности – мастера по дереву, кузнец, лесорубы, землекопы, каменщики, строители. А затем снова воины и чародеи. Расы разнились. Они шли сюда вперемешку. Некоторых вносили на руках – в огромных бочках, аквариумах. Другие закатывались сами, пребывая внутри больших водяных пузырей. Ахилоты. Они прибывали с удивительной стремительностью. И сразу же попадали в магически созданный одним из могущественных магов широкий ручей, прямой лентой уходящий в океан. По рукотворной реке ахилоты уплывали к привычным водяным просторам и быстро заполняли небольшую бухту. Они избегали только одного места – той части дна, где покоилась созданная моей дочерью и Орбитом клетка-раколовка. Или как там ее…

Прибывали и животные, тащащие на себе и за собой внушительное количество грузов. Там было все – ящики, бочки, тюки, связки, штабеля. Оружие, припасы, стройматериалы.

А затем опять шагали воины… и маги…

Тарниус сильно преуменьшил действительность. К мигу, когда с глухим хлопком магический мост разрушился, через него успело перейти около трех сотен «местных»! Две трети – боевые силы. Еще треть – рабочие. Впрочем, здесь не остров, на котором триста новых гостей казались бы внушительными. Здесь гигантский материк. И триста «местных» на фоне тысяч прибывших сюда игроков казались полной ерундой… капля в океане.

Многие маги разбежались в стороны и, не покидая пределов площадки, занялись защитой будущего лагеря. Десятки магических аур и защитных полей встали между нами и природой Зар’граада многослойной непрошибаемой стеной. С шумом сделали первые шаги големы, начавшие патрулировать окрестности и заодно валить древние деревья. Эльфийские маги занялись поставленными нами древесными стражами. И под потоками их зеленовато поблескивающей магии стражи на глазах росли, набирались сил. Вскоре стражи окружили лагерь растительной шипастой стеной, внутри которой вспыхивали и гасли загадочные зеленые огоньки, виднелось смутное движение и чувствовались многочисленные тяжелые взгляды, сверлящие каждого проходящего мимо. Чужаку не стоит заходить в выросшие дебри – там его быстро превратят в мелко нарезанное органическое удобрение с примесью дурных мозгов.

От одного новоприбывшего к другому рыкающим медведем метался полуорк Бом, быстро находя общий язык и принимая поручения целыми пачками. За Бомом следовала Кирея и зачастую они вдвоем тут же выполняли то или иное поручение – прямо за секунды. Сейчас особенно сильно требовалась физическая сила, и эти двое подходили идеально. Вырыть яму, разбить камни, поднять столбы и подержать, натянуть тенты, вскрыть ящики, спустить бочки с повозок, помочь выгрузить наковальню и так далее, и так далее. За десяток минут эти двое выполнили больше пятидесяти заданий! Пятидесяти! Прямо на моих глазах – пока я слушал Тарниуса, а затем просто стоял рядом, дабы быть готовым принять некое особое поручение.

Бом заранее предупредил Киру, чтобы она не брала ни одного поручения сама. Она из Альбатросов. И многие задания были с наградой заключающейся в повышении репутации со старой фракцией. И это уже слишком – чтобы за наш счет чужой клан повышал себе уровень репутации.

И потому Кира клан Альбатросов покинула, воспользовавшись для этого соответствующими опциями. Проделала это решительно и быстро. Мы и охнуть не успели. Но я был рад. Будто от тяжелого груза, привязанного к ногам, избавился.

Мы все были в группе. И поэтому любое задание считалось выполненным сообща. И любой провал – тоже сообща. Пока неудач не было, и это радовало. Бом на удивление ловко выбирал задания, в первую очередь принимая те, что можно было выполнить сразу же, а что посложнее оставляя на потом.

Ничего не делая, я стоял рядом с Тарниусом, а моя репутация медленно росла сама собой. Еще я получал опыт. Бом забирал остальное, материальное, из награды – эликсиры, предметы экипировки и оружия, свитки, деньги и прочее. Все потом отправится в особый шатер – наш личный, поставленный прямо в центре площадки и, стало быть, сейчас защищенный со всех сторон также хорошо, как и Форт Нокс. И это тоже идея Бома, высоко оцененная и поддержанная Кирой.

Вокруг нас лихорадочный муравейник. Шум дикий. Лагерь строится на глазах. Уже поднялось несколько больших разноцветных шатров. Пошли по лагерю первые пятерки воинов, начавших внутреннее патрулирование. Их сопровождали гигантские собаки, могущие вызвать энурез одним своим видом. Над нами парят едва различимые крылатые силуэты трех драконов, временами закрывающие собой звезды. Еще один патруль. Повсюду падают деревья – за пределами лагеря. Слышен рев убиваемого зверья, истребляемого беспощадно. Старая фракция создает буферную зону, окружающую лагерь. Чтобы ни единого червя там не ползало. Ни единого росточка не росло. Все на полном серьезе. Они не знают, чего ожидать от Зар’граада и поэтому готовятся ко всему сразу. Уверен, что и в океане творится то же самое. Вскоре бухту надежно запрут, отделят от открытых вод. Без разрешения сюда не сможет войти ни один корабль, не заплывет ни одна крупная рыба.

Пока я таращился вокруг – не как глупая рыба, выброшенная на берег, а ради изучения панорамы событий – Тарниус куда-то испарился. Тем самым архимаг дал понять, что наша короткая беседа завершена. Что ж – я благодарен ему за тонкие и мудрые советы. А теперь пора заняться более приземленными и даже грязными вопросами.

Спустя десять минут я выполнил уже три задания. Три задания за десять минут! И это я еще медленно работал. И у меня уже висело еще четыре спешных поручения, полученных прямо на бегу от орущих воинов, жрецов, чернорабочих и ремесленников. Трезво оценивая свои силы, я брал лишь ту работу, что мог выполнить, не покидая лагеря. Сейчас расстояние против нас. Пока ты будешь бегать в поисках алого цветка по дальней роще, пройдет около часа. Итог – одно задание за час, пусть награда и велика. Но я лучше выполню за это время двадцать крохотных квестов, примитивных до жути, но выполняемых с легкостью. Принести или унести воду, выкопать неглубокую яму, притащить камней для будущего очага, подержать веревку, подержать три веревки сразу, подержать толстый шест в вертикальном положении, прорезать дыру в огромном полотнище, привести корову и увести собаку…

Задания ошеломляли своей «мелкостью». Награды крохотные.

Но на сотом задании мы подняли +1 к репутации со Старой Фракцией.

Спустя два часа, тяжело дыша, выглядя перемазанными в черной грязи кабанами и свинками, мы выполнили двести пятьдесят заданий. И получили еще +1 к репутации со Старой Фракцией. Это огромное достижение. И мы не скрывали своего ликования. Роска помогала нам во всем, проявляя поражающую силу и ловкость. Божественные гены… а характер в папу…

Спустя четыре часа, глубокой ночью, мы добились еще одной прибавки +1 к репутации со Старой Фракцией. Ликование было столь же бурным, хотя у меня в глазах уже все плыло – не из-за утомления, а из-за слишком большого количества болтовни, беготни, мелькающих лиц, звучащих голосов, стука и грюка инструментов…

К этому времени небольших и коротких заданий почти не осталось. А новые появлялись редко. Теперь почти все поручения вели либо в открытый океан, либо в далекие леса, либо в звездное небо. Еще можно было заняться подземными работами – прибывшие сюда гномы уже начали подкоп под холм, уйдя в землю со скоростью автоматического бура. Теперь им требовались бревна и камни для крепи, да и рабочие с крепкими руками и спинами не помешали бы.

Всего за шесть с небольшим часов моя команда совершила невозможное. Мы выполнили уйму заданий, заработав немало золота, получив много различных предметов, немного опыта и +3 к репутации со Старой Фракцией. Это практически наш предел.

Именно в этот момент я заставил Киру покинуть Вальдиру и отправиться домой спать. Настоял на этом, сам не знаю почему – паладинша, как всегда, выглядела настоящим боевым кремнем, но я все же отправил ее в реал, напомнив, что в холодильнике стоит огромная миска с вкуснейшим салатом. Это решило дело.

Потом сдался Док. У него началось Затухание. Мы переговорили, его худая шатающаяся фигура привалилась к бочонку с маслом и замерла. Вскоре его персонаж растаял в воздухе. Штатный врач отправился спать.

Забралась в спальный мешок Роска, предварительно убедившись, что огромный тюк ее личных вещей находится в целости и сохранности. Там ящик с рыболовными снастями, удочки, памятные сувениры, одежда, оружие, деньги, книги… там просто океан различных штуковин.

В итоге самыми стойкими остались двое – я и Бом.

Меня держала ответственность – ведь это я заварил всю кашу.

Бома держала жадность. Он просто не мог пойти спать, понимая, что есть возможность взять еще немало поручений, сулящих различную выгоду. Полуорка потряхивало, он клацал клыками, сжимал и разжимал ручищи, с огромными мучениями выбирая наиболее подходящие задания.

Под конец он взялся за три дела сразу и покинул лагерь, хрипло пообещав скоро вернуться. Я столь же хрипло пожелал ему удачи, а затем выключил полную блокировку сообщений, дав возможность избранным адресатам связаться со мной.

Готовясь отправить короткое сообщение, я оглядывал радикально изменившуюся площадку.

Ровными рядами тянутся десятки разноцветных шатров. У входов высятся шесты с трепещущими флагами и вымпелами. По углам лагеря появились деревянные дозорные вышки. На каждой по несколько стрелков. Линия обороны из древесных стражей дополнена еще не законченным частоколом, стоящие у последней прорехи рабочие удерживают бревно, по которому с шумом бьет магический каменный молот. Вдалеке големы довершают расчистку полосы безопасности, валя толстые деревья и с корнем вырывая маленькие. В центре лагеря небольшая квадратная площадь, там же светится каменная колонна, покрытая множеством рун, из которых три прямо-таки полыхают алым светом – это ключевая комбинация.

Вдоль побережья тянется невысокая стена, сложенная из больших валунов и щебня, сплавленных в монолитную конструкцию при помощи магического огня. На воде покачиваются несколько строящихся огромных плотов, чуть в стороне, на узком пляже, два десятка рабочих слаженно работают топорами, вырубая из трех толстых бревен сердцевину и обтесывая их концы. Это будущие лодки. Первый флот.

Мой Грозный Писк ушел в первое плавание – без меня. Тарниус взял катамаран во временное пользование.

Что творится под водой – понятия не имею. Но это самая отстающая часть лагеря. Ахилотов прибыло не так уж и много. Помощи мы им оказать не могли, а среди нас игроков-ахилотов нет. Как результат – большое отставание по сравнению с наземной частью лагеря.

Понимая, что наш временной лимит исчерпан, я коротко переговорил с Бомом, и мы решили, что если и призывать зло, то зло старое и проверенное.

Я отправил сообщение Черной Баронессе.

И сообщение вообще не содержало никаких слов. Всего лишь скриншот светящейся колонны, представляющей собой локальный телепортационный «якорь», магический адрес лагеря. На него могли «навестись» маги, обладающие особыми заклинаниями. Но при первом появлении, до тех пор пока владельцы «якоря» не вносили тебя в особые списки, ты мог появиться только за пределами огражденной территории. Мера безопасности. Иначе каждый враг с магией телепортации сможет появляться прямо на центральной площади. Я уже сообщил Тарниусу о том, кого собираюсь призвать, и он – что меня совсем не удивило – был прекрасно знаком с Черной Баронессой и считал ее человеком достойным всяческого уважения. Ее имя и еще нескольких были внесены в список лично архимагом, а я получил отмашку.

Отправил сообщение…

Принялся терпеливо ждать. Мое ожидание длилось довольно долго – аж секунд девяносто…

Колонна налилась ярким светом и тихо зазвенела. Вот оно…

Вспышка…

Магическое свечение рядом с колонной быстро исчезло, оставив вместо себя знакомые фигуры.

ЧБ, Барс, Злоба, Шепот, Голди. Красиво-то как стоят… в напряженных таких позах… боевой лихой порядок.

За частоколом послышалось множество голосов – там «вывалились» из вихря переноса игроки, чьи имена я не передал Тарниусу. Они тоже из Неспов, но не мог же я перебирать десятки имен. Мы с Тарниусом позволили «ядру» появиться красиво, остальные пусть проходят через ворота – хотя их еще не доделали.

– Рос! – крик Баронессы был переполнен самыми различными эмоциями.

Я пожал плечами и, сидя рядом со спальным мешком Роски, где изволила почивать юная богиня, вжал кнопку «выхода».

Ничего личного, уважаемая. Это только бизнес…

Если бы у нас оставались силы, я бы подождал с вызовом Неспящих, но силы кончились, легкие задания тоже кончились. Мы выжали из ситуации все возможное. Теперь надо выспаться, набраться энергии и завтрашним утром заняться крайне важным делом – созданием первого зар’граадского клана. С архимагом Тарниусом я уже поговорил, и он выразил скупое одобрение. Но тут же потребовал, чтобы будущий клан первые три дня отработал на благо Старой Фракции, нуждающейся в поддержке. Я пообещал. И мы ударили по рукам.

Так что завтра к полудню нас ждет особая церемония.

Одно плохо – названия для будущего клана я так и не выбрал.

Ничего страшного – завтра выберу. Уж с именами у меня проблем нет! Я всегда выбираю отличные имена!

Не стану хвастаться, но, похоже, я наделен особым даром при выборе имен. Поэтому и тревожиться не о чем…

Книга закончена.
Приобрести полную версию книги (ГКР-1) в электронном варианте можно в авторском магазине вот здесь

Метки:
 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Post

О мире Вальдиры. Одно из обязательных условий стать одним из двенадцати членов высшего совета Гильдии Магов Альгоры – в одиночку, полагаясь лишь на собственные силы, будучи облаченным только в набедренную

Мир Вальдиры. Господство кланов 1Мир Вальдиры. Господство кланов 1

Виртуальная онлайн игра "Вальдира". Вымышленный сказочный мир наполненный приключениями, эпичными битвами, злобными монстрами жаждущими твоей смерти и конечно же настоящими героями - игроками, для многих из которых Вальдира давно уже